ПАСХА ПО ПОДВОДНОМУ

Апрель месяц. Находимся на боевой службе в Филиппинском море. Экипаж почти в прежнем составе. Сменилось по разным причинам пять подводников.  Два срочника демобилизовалось, замполит убыл на учебу, один офицер и мичман списаны  по здоровью. Старшиной команды торпедистов на боевую службу пошел прикомандированный мичман Н. – малознакомый нам подводник из Советской Гавани. Пожилой (за 40), сухощавый, молчун. По боевому расписанию его место в кормовом седьмом  отсеке.

Условия пребывания в прочном корпусе ПЛ  в подводном положении в Филиппинском море читатель ясно представляет из предыдущих рассказов.

Но 7 отсек самый тяжелый для обитания людей и всего живого. Даже вечные спутники моряков – крысы туда забегают неохотно. Затхлый застоявшийся воздух, тусклое освещение,  капающая со шпангоутов вода, в трюме плещется густая жижа – смесь масла, жидких испарений, забортной воды. Единственное преимущество – попрохладнее, чем в других отсеках.

Естественным  желанием  организма подводника  было при любой возможности глотнуть свежего морского воздуха и в надводном положении заполучить заветный отсечный номерок, дающий право на 10-ти  минутное  пребывание на ходовом мостике. Сначала никто не обратил внимания на абсолютное отсутствие этого инстинкта у организма  нового мичмана: он исправно нес вахту, управлял своей командой торпедистов. Но на 10-е сутки похода слухи дошли до врача, и по его рекомендации мичмана под разными предлогами стали вызывать на мостик. Были еще странности  – неохотно мылся, молчал, при любой возможности  в любом положении мог спать.

Итак – апрель и завтра все нормальные люди на Большой земле празднуют Пасху, пекут куличи, красят яйца, заготавливают горячительные напитки…

А у нас подводное положение, глубина 100 метров, скорость 4 узла, послеобеденный отдых, торпедисты дремлют на подвесных койках. Мичман тоже уснул, трусы задрались и оттуда вывалилось  “хозяйство”. Вахтенный отсека проходя мимо, обратил на него внимание и  вспомнил, как его мама, готовясь к Пасхе  с особенным усердием красила яйца. Недолго думая, он взял пузырек с чернилами,  нежно полил на гонады  и продолжил осмотр отсека.

Прошло время и мичману приспичило в гальюн. Из гальюна он выскочил с воем и, не соблюдая “режим тишины“, кинулся во 2 отсек, где наш подводный эскулап, маясь от безделья, зубрил “ПУАБ-64”. Доктор быстро разобрался, что  у  яиц  не гангрена и  их  можно будет употреблять по назначению, если отмыть от чернил и отскоблить ракушку.

Мичман был не злопамятен, не искал виновника, своих привычек не бросал, но теперь спал только в штанах не только во время  Пасхи.

Друзья-ветераны-подводники!
Поздравляю Вас с нашим Святым праздником – Православной Пасхой!
Здоровья, семейного счастья!
Красьте яйца традиционным способом!

   (Из воспоминаний Б.Ф.Приходько)