РАЗВЕ  ЭТО  ЗАБУДЕШЬ,  БРАТАН?

Вот уже четверть века прошло с ввода российских войск в Чечню «для защиты конституционного строя»… За 25 лет выросли дети живых и павших  в той, в полном смысле войне, героев. Многое ушло в прошлое: причины войны, цели, домыслы и реалии, отсутствие какого-либо опыта ведения войсками боевых действий на городских улицах, а потому – потери… Кощунственно как-то делить последние на «минимальные» и «огромные»: потери – это прежде всего жизни, жизни солдат и офицеров. Техника – это уже вторично. Почему-то, когда начинаешь работать с материалом по войне в Чечне, перед тобой незримо вдруг возникают матери погибших бойцов: преждевременно постаревшие, поседевшие, они множатся перед тобой, глядят на тебя огромными, выплаканными, иссушенными горем глазами и глухим речитативом спрашивают  тебя: «Как же так… как же так? Как же ТАК!!!» И протягивают  к тебе фотографии мальчишек, своих не вернувшихся из боя сыновей. А у тебя в горле рождается ком из слез, отчаяния, какой-то беспомощности, от осознания того, что ничего не можешь объяснить, ничем не можешь утешить и чем-то помочь им, матерям! Не мо-же-шь… И это самое страшное для тебя! Ибо в отличие от тогдашнего министра обороны, генерала П.Грачева, ты никогда не сможешь сказать матери бойца: «Они, солдаты, умирают там с улыбкой на лице!» Тем более матери, у которой забрали единственного сына, отраду матери и ее надежду; забрали, отправили на войну и вернули назад «грузом-200»! Даже в царские времена единственных сыновей не брали «под ружье».

…Статистика войны сообщает, что более десяти тысяч приморцев прошли Чечню и Дагестан. 200 из них погибли в ходе «контртеррористических операций». А сколько было раненых и оставшихся после госпиталей инвалидами! Инвалидами физическими и моральными. И сколько прошло ужас плена и бесчеловечного рабства в чеченских аулах и подворьях? Забитые камнями, изрезанные ножами стаей озверевших чеченят, науськанных бородатыми боевиками, убитые просто так в связи с плохим настроением «хозяина» или отсутствием выкупного миллиона…

С точки зрения высокой политики и нефтяных интересов кремлевской команды идет интенсивное «сглаживание» острых углов в отношениях между Россией и Чечней. Идет… Да только «пепел Клааса жжет мое сердце!», – как говаривал Тиль Уленшпигель: перед глазами до сих пор сюжет чеченского видео, где боевики играют в футбол, а в роли мяча – отрезанная голова русского лейтенанта. И фото голого обезглавленного окровавленного тела русского солдата со связанными руками, подвешенного на мясницком стальном крюке к перекладине турника во дворе какой-то чеченской, наверное, школы.

…Девять приморцев награждены золотыми звездами Героев России, несколько сот воинов стали кавалерами ордена «Мужества», медалей «За отвагу» и «За боевые заслуги» и др. Именем подполковника СОБРа В.Марченко названа владивостокская школа. На многих домах установлены мемориальные плиты с именами погибших ребят. Их много – морпехов, спецназовцев, омоновцев… В память о них возле «Дома молодежи», на Второй Речке, в Парке Победы открыт мемориал с все объясняющими строчками А.Розенбаума на тумбе из нержавейки: «…молча третий за тех, кто новый день не встретит!»

И для них 11 декабря сего года был митинг памяти, и море цветов, и искренние, идущие от сердца слова воспоминаний, и строгая и горькая минута молчания – одинаково торжественно-печальная и для взрослых мужиков в форме и без оной, и для заплаканных родственников, и для  как-то повзрослевших вдруг мальчишек из «Юнармии»  и военно-патриотических клубов.

В этот же день в «Доме молодежи» прошла презентация книги непосредственного участника войны в Чечне, полковника морской пехоты ТОФ запаса С.Кондратенко «Командировка на войну. Чечня – 1995. Свидетельство очевидца». Вопреки приказу МО РФ, категорически запрещавшему военнослужащим вести какие-либо записи в Чечне о войне, полковник Кондратенко на свой страх и риск вел дневник, куда скрупулезно заносил даты, фамилии, события, участником которых он был сам. Чувствовал Сергей Константинович, что придет момент и его записи станут бесценными и правдивыми свидетелями того, что было «на той войне». Как сказал бывший командир 165-го Уссурийского казачьего полка морской пехоты 55-й дивизии ТОФ полковник А.Федоров, С.Кондратенко вообще первым ступил на борт транспортного самолета, летевшего первым рейсом в загадочно-зловещую Чечню. Он, заместитель командира дивизии МП по боевой подготовке, был назначен руководителем оперативной группы соединения в зоне боевых действий. Вопреки обывательской логике и разумной предосторожности, полковник в одиночку и без оружия ходил на переговоры к боевикам по поводу обмена пленных российских солдат на тела погибших чеченцев. И решил этот вопрос! А еще собирал от жителей населенных пунктов оружие – прилагаемый к репортажу только один список впечатляет и по ассортименту вооружения, и по его количеству. Все «оргвопросы» русский полковник С.Кондратенко максимально старался решать путем мирных переговоров даже в обстановке недоброжелательности и нескрываемой ненависти. И это дало свои плоды, ибо на Кавказе ценят мужество и смелость противника – жители села Герменчук подарили полковнику в знак уважения кавказскую бурку.

…С первых же строк книга С.Кондратенко захватывает все внимание читающего своей солдатской прямотой, изложением «без реверансов» тех или иных событий такими, какими они имели место быть ТАМ.

И конечно же, экземпляры книги с дарственными надписями автора попали прежде всего в руки его боевых друзей, прошедших с ним Чечню, а также представителям властей края и города Владивостока.

…Простому российскому воинству были неведомы истинные причины той мясорубки в Чечне, куда их забросили военная судьба и приказ. Оно не ждало  дивидендов от стоимости каждого литра выкачанной чеченской нефти. И не наживалось на каждой капле пролитой там русской крови. Совсем другое бросало российское воинство в бой. Об этом еще в первую чеченскую здорово написал автор одной из песен Сергей Беляков:

 

«…Чечня в огне! Приказ нам дан.

Чечня покруче, чем «Афган» –

Не спорьте вы, кто здесь ни разу

Не бывали.

Нет, не за «баксы» и рубли

Здесь наши парни полегли,

А чтоб тебя, Россия-Русь,

 Великой звали!»

 

Текст и фото О.Матвеева