Макаров

 I.

Под сенью милого родительского дома

Предавшись череде воспоминаний

Из недр старинного, как мир фотоальбома

Я извлекаю крохи памяти своей

Историю былых морских скитаний

Как дар судьбы давно минувших дней

Листая пожелтевшие страницы

Смотрю на чуть потресканное фото

Стоит на трапе наша выпускная рота

Вновь испеченных лейтенантов флота

И сердце чаще начинает биться

Когда друзей своих угадываю лица

В парадной офицерской форме строгой

Мы здесь последний раз одной семьей

Собрались у прощального порога

А барельеф знакомый за спиной

Уже для каждого, как будто бы, родной

Напутствует нас в дальнюю дорогу

Не ласковым увещеваньем слезливым

Чтоб жизни путь казался нам счастливым

А строгими отцовскими словами

В которых боль за пораженья давних лет

И радость от одержанных побед

И гордость за родной российский флот

Словами, смысл которых, как Завет

Мы постигали не один учебный год

За скукой лекций и зачетных семинаров

Меж тем, ответственность вбирая за страну

Чтоб уберечь её от вражеских ударов

 «ПОМНИ ВОЙНУ» С.О. Макаров

 II.

Шел грозный девятьсот четвертый год

Уже два месяца, как началась война

И матери давно лишились сна

И начал восставать от сна народ

Еще не ясно было, чья возьмет

Но враг значительно продвинулся вперед

На бастионы Порт-Артурских батарей

Бросались волны вражеской пехоты

А в доках шел ремонт трех кораблей

Подорванных в день первого налета

Всего лишь месяц на эскадре адмирал

Назначенный командующим флотом

Но всюду виден боевой накал

Везде идет с воодушевлением работа

Как будто флот проснувшись от дремоты

Всю мощь свою в один кулак собрал

Ночной дозор, на рейде тишина

Божественно безмолвие природы

Роняет свет из облака луна

На ветерком встревоженную воду

Но каждый помнит, что идет война

Течет своим нормальным чередом

Ночная жизнь на крейсере «Диана»

Все знают, что для адмирала море-дом

Как будто бы, сроднившись с кораблем

В каюте трудится без устали Макаров

Матрос молоденький, на боевом посту

Взгляд устремил в сырую темноту

За горизонтом наблюдая неустанно

А где-то ждет его родимый дом

Вдруг вспомнив маму, он смахнув слезу тайком

В тумане силуэт заметил странный

И вот уже доклад тревожный зазвучал

В лучах прожекторов отмечено движенье

В минутной паузе угрюмый адмирал

В уме десятки вариантов проиграл

Он возвращенья миноносцев ожидал

И их, боясь подвергнуть пораженью

Дежурным силам не сыграл аврал

При том, в душе тая тяжелое сомненье

Март, тридцать первое число

Тревожны предрассветные минуты

Над Порт –Артуром солнце не взошло

Кипит работа в недрах флагманской каюты

Держа в готовности расчеты батарей

Чтоб с моря гаваней предотвратить осаду

О диспозиции японских кораблей

Он от патрульных миноносцев ждет доклада

Задумался, суровое лицо

На миг преобразилось добротой

Взял острый карандаш и письмецо

Уже строчит сосредоточенно домой

Ты знаешь, сын, как я тебя люблю

Перед тобой открытая дорога

Тебе Семь футов, как большому кораблю

Когда отчалишь от родимого порога

Но поделиться я хочу с тобой тревогой

Что на’ сердце давно уже коплю

Враг вероломно вторгся в наши двери

Здесь, за пределами родной земли

Но волею судьбы пока сумели

Ему заслон поставить наши корабли

В Артуре о победе все мечтают

И нижние чины, и офицеры

Но кто-то, подрывая чувство веры

В верхах, как будто, исподволь мешает ……

Тревога! В сторону письмо. За дело, братцы

Наш миноносец под обстрел попал к японцам

Макаров дал команду выдвигаться

На внешний рейд тяжелым броненосцам

И первым выскочил на выручку «Баян»

Он, маневрируя на крейсерском ходу

Спешит помочь товарищу отважно

Но не успел предотвратить беду

Ушел под воду миноносец «Страшный»

Под градом выстрелов японских крейсеров

Он до последнего с противником сражался

Недотянув до порт-артурских берегов

Врагу кораблик маленький не сдался

И как «Баян» прийти на помощь не старался

Спас только пять из всей команды моряков

Стоит, нахмурившись сурово, адмирал

В решительности отомстить японцам

Возможно, в этот миг он вспоминал

Как сам, командуя на Черном море миноносцем

У Гагр, приняв на себя удар

От пораженья чудом ускользал

Вступив в сражение с турецким броненосцем

Тогда его неуловимый «Константин»

Обычный быстроходный пароход

В атаках дерзких самоходных мин

В смятенье приводил турецкий флот

Он первым в мире их удачно применил

И совершив лихой ночной налет

Корабль вражеский на рейде утопил

А что сейчас, его прошенья в Петербург

О том, что флоту миноносцев не хватает

В штабах, как будто бы, никто не замечает

Они в бумажной волоките утопают

Непониманья, замыкая вредный круг

Да что уж говорить о миноносцах

Его труды по тактике все знают

И с интересом за границей изучают

Для применения во времена войны

Но, видимо, заботясь японцах

В Артур их главный штаб не отсылает

Сочтя, что нашим «Рассуждения» не нужны

Россия – Матушка, когда же ты поймешь

Что есть в родной земле твоей пророки

Тогда, когда наверно, извлечешь

Войны проигранной кровавые уроки

Над горизонтом солнце разыгралось

В котлах пары подняв, давали ход

Макаров, перейдя на «Петропавловск»

Повел эскадру в боевой поход

На море ветер чуть заметно посвежел

Опять задумался суровый адмирал

В минуты эти он, должно быть, вспоминал

О том, чего добиться он сумел

О чем мечтал, но выполнить не смог

Как будто, чувствовал трагический финал

И подводил делам своим итог

Когда-то, на окраине России

Он службу офицером начинал

В душе своей с тех давних пор поныне

Любовь к восточным берегам пытал

Он вспоминал, как покорив природу

Его «Ермак» – пробив во льду проходы

Прокладывал дорогу кораблям

Под флагом Скобелева славные походы

По прикаспийским огненным пескам

На «Витязе» чудесные восходы

В научных плаваньях к далеким берегам

И как себя ведут в Босфоре воды

При постановке мин на глубине

В задумчивости, словно бы во сне

Он снова, будто, воссоздать хотел

Далекие картины славных дел

Не доставались с легкостью удачи

Но, так уж повелось, во все года

К реальным трудностям почти всегда впридачу

Во времена побед его счастливых

Подкильная цеплялась борода

Невежд, завистников, вельможных подхалимов

Так и сейчас, когда война сплотила

И каждый воин до конца идти готов

Он снова чувствовал неведомую силу

Враждебности чиновничьих кругов

Которая Россию подточила

Верховной власти слабость породила

Проникнув в святость государственных основ

Нагнав противников, идущих четким строем

Тяжелых мыслей хоровод он отогнал

И приготовив корабли эскадры к бою

Залп по японцам изо всех орудий дал

Успех разрывов от удачных попаданий

Вселил уверенность в команды кораблей

Прицельную стрельбу с дистанций дальних

Ведут расчеты орудийных батарей

Талант Макарова пока не подводил

Когда эскадрой овладел атаки пыл

И безрассудный боевой азарт

Уже всецело командиров охватил

При появлении японских главных сил

Решил Макаров повернуть назад

И выйдя из эскадренного боя

В раздумья снова погрузился адмирал

Сегодня сыну он письмо не дописал

Душа его не ведала покоя

Предчувствуя нависший злобный рок

Он мрачных мыслей разогнать не мог

Пройдя на север и склонившись на восток

Удерживая слева Лютин Рок

Он видел гордый Электрический утес

Который нежной зеленью порос

И с моря грозного врага не подпускал

Круша волну в своем подножье среди скал

Смотрел на дальние скалистых сопок склоны

Которые над Порт-Артуром возвышались

Где укрывались крепостные бастионы

А их защитники отчаянно сражались

Смотрел на море, как в последний раз …

Вдруг «Петропавловск» мощный взрыв потряс

Разверзлась страшная ревущая пучина

Вслед первому, второй раздался взрыв

Навечно мрачным образом застыв

У экипажей вслед идущих кораблей

И у защитников артурских батарей

Как жуткая безумная картина

Начертанная красками войны

Трагическая «Петропавловска» кончина

В объятьях черной набегающей волны

Сменив затишье, ветер снова разыгрался

Над морем клочья дыма разметало

Средь тех, кто чудом на поверхности остался

К печали, не было седого адмирала

С приливом корабли на рейд входили

На стеньгах флаги боевые приспустили

Понятно было, что осиротел могучий флот

Восточных рубежей страны оплот

Над крепостью повисла тишина

И стала бездна пропасти видна

В преддверье, что проиграна война

Сердца скорбели русских моряков

И дух победы в них поколебался

Но каждый тот, кто адмирала близко знал

Сказать бы мог, что он такой кончины не боялся

Скорее, даже он о ней мечтал

Поскольку в юности далекой испытал

К истории морской прикосновенье

Когда ещё гардемарином он попал

На борт «Виктории»

Той, на которой Нельсон воевал

И славно жизнь отдал британский адмирал

Во время Трафальгарского сраженья

Но кто бы мог тогда предугадать

Чем с Нельсоном его могла судьба связать

Трагичным ход событий оказался

На мине «Петропавловск» подорвался

Служил корабль доблестно Отчизне

Но стал могилой многих сотен жизней

А с ними душу упокоил адмирала

 III.

Закончилась тяжелая война

Уже в историю ушли лихие годы

Но в скорбной памяти Российского народа

Останутся героев имена

В огне ушедшие в разверзнутую воду

Листая пожелтевшие страницы

Смотрю на чуть потресканное фото

Друзей своих угадываю лица

Когда-то бывших лейтенантов флота

Во время праздников и памятных событий

В сплетенье тесном повседневных нитей

Кто без погон, кто в чине адмиралов

Нам приходить сюда – привычным стало

Где с барельефа дедушка Макаров

Тепло, но строго встретит каждого из нас

Он снова, сквозь веков седую пелену

Напутствует :

Куда б тебя судьба ни посылала

Умело защищай свою страну

Отдав швартовы от родных причалов

Ты в сердце сбереги святой наказ:

«ПОМНИ ВОЙНУ» С.О. Макаров

2008 – 2018