ПОДАРОК МАСТЕРА «НИХОНГА»

Юкио Кондо родился в 1953г. в г.Ниигата в семье врача. Отец хотел, чтобы сын продолжил семейные традиции. Но Кондо с юности имел дар видеть красоту окружающего мира в живописных образах:  гармонию ветвей придорожного кустарника, особые оттенки неба на закате, силуэты гор и очертания облаков. Отец хотел, чтобы он лечил людей медицинскими препаратами, но Кондо понимал, что искусство сильнее всех лекарств может врачевать душу человека. В старших классах высшей школы он ушел из дома, путешествовал, познавал красоту и безобразие мира. Вернулся он из своих странствий с множеством рисунков и набросков с натуры. Это были зарисовки гор, растений, животных, птиц и людей. Отец понял, что у его сына душа художника, когда к Кондо Юкио пришла слава и признание и вышли два сборника его работ с характерными названиями : «Эхо природы» и «В глубине глаз».     Отец опасался, не упущено ли время, не поздно ли поступать в Художественный Университет, ведь мастерство живописи в Японии осваивают с раннего детства? Однако удача сопутствовала молодому художнику. Он сделал верный выбор. Большинство его товарищей ориентировалось на традиции европейской масляной живописи. А познавать секреты древнего стиля Нихонга почти не было желающих. Да и до сих пор владеют мастерством живописи Нихонга очень немногие японские живописцы. Кондо – сан рассказал о том, насколько непроста эта техника. Живописные произведения этого стиля создаются минеральными красками, полученными путем перетирания в порошок полудрагоценных камней: лазурита, ультрамарина, коралла. Причем степень измельченности варьируется от текстуры песка до пудры, что позволяет передать до 16 оттенков одного цвета, используют при этом так же природные коллагены, бумагу-ващи, сделанную из конопли. В итоге получаются картины, которые чем-то похожи на акварели, но они – объемные, рельефные, поэтому художник даже настаивает на том, чтобы все его работы в технике Нихонга обязательно трогали руками. «И можно подсвечивать фонариком, например, чтобы увидеть, как играет свет…».

А еще на полотнах Нихонга используются тончайшие пластинки платины, алюминия, сусального золота и серебра. Белая краска получается из размельченных устричных раковин. Чтобы такие краски держались на бумаге, ее покрывают особо подготовленным, нагретым до температуры 60-70 градусов природным желатином. Кристаллы отражают свет по-разному, их блеск меняет солнечное освещение и облачные тени, на них влияет время года и время суток. Лепестки серебра и золота передают свет луны и сияние солнца, а крупицы черного камня – живой блеск орлиного зрачка.

Уже в 22 года Ю.Кондо в 1975г. едет в творческое турне по Среднему и Ближнему Востоку. 1977г. он заканчивает Художественный университет в г.Тама. затем снова поездка в Индию и в Юго-Восточную Азию, первая персональная выставка Нихонга в музее «Токио Сентрал» в 1978г. и череда последующих выставок до настоящего времени в разных странах мира. К 2012г. Ю.Кондо уже почетный доктор общей философии Российского международного университета фундаментального образования, Оксфордской образовательной системы и Калифорнийского университета.

На свои выставки Кондо-сан всегда приглашает людей с ослабленным зрением и слепых. Он считает, что именно картины в технике Нихонга позволяют им в буквальном смысле пальцами читать цвет, понять живопись…

Художник любит размышлять и сравнивать стили и школы живописи разных народов. Он считает, что в европейской живописи все предрешено, зафиксировано раз и навсегда, а в Нихонга всегда неповторимо, его эффект непредсказуем и изменчив. Не случайно в Японии существует поверье: если на полотне Нихонга дракону нарисовать глаза, то он непременно оживет и взовьется в небо. Мастеру Нихонга помогает природа, лучи света, блеск камня, игра граней кристалла, отлив металла.

Художник не забыл рассказать о секретах изготовления кистей. Они тоже живые, как и краски. Кисть подбирается волосок к волоску из шерсти разных животных. Важно, как она впитывает и хранит влагу, долговечна ли и эластична. И кисти, и краски не просто инструменты и материалы ремесленника, а друзья и помощники волшебника. Зачастую кисть мастера Нихонга переживает ее создателя, как и его картины.

Знакомя нас со стилем Нихонга, художник показал нам работы своих предшественников и коллег – миниатюры «Бамбуковая камышовка» Хаями Гиошу, «Сыч» Тайкана Йокоямы, «Зима» Матазо Каямы.

Монументальная графическая работа «Цунами» (или «Поиск истины») посвящена трагическим событиям во время стихийного бедствия, очевидцем которого художник стал в детстве. Рисовать эту работу Кондо-сан начал в 1981 году, но продолжает постоянно возвращаться к ней. На сегодняшний день длина работы – более 13 метров. «Она не имеет конца», – говорит художник об этой картине. – «До тех пор, пока я живу, я буду ее писать».

А на миниатюру «Перо» он затратил полгода. Не потому, что «руки не доходили», а потому, что при написании картины \неважно какого размера\ в стиле Нихонга приходится долго ждать, пока закрепится слой краски, пока просохнет желатиновая основа на бумаге или холсте, и тому подобное.

Студентке Чанчуньского университета Чжан Сяо-цюн, проходившей годичное обучение в МГУ, особенно понравилась картина Ю.Кондо «Сакура горы Фуджи».

Любимое место Юкио для творческих находок, особенно зимних, – Хоккайдо. Летом там травы по пояс, а в некоторых местах – «по маковку». А как прекрасны зимние виды, когда выпавший снег пригибает ветви деревьев и траву к земле! Все так чисто и первозданно…

А по снегу разбегаются цепочки следов зверьков, некоторые из которых, выскочив откуда то, замирали неподвижно и в свою очередь наблюдали настороженно за художником.  В эти мгновения как-то особенно остро осознаешь, как прекрасен и как хрупок этот мир, созданный Творцом и подаренный нам!

В этом году художник организовал ряд выставок по городам России: в музее г.Мытищи, в Москве, в центре Зураба Церетели, в С-Петербурге, Томске, в Художественном музее Новосибирска, в «Арт-этаже»  и МГУ им.адм. Г.И.Невельского во Владивостоке. Все перемещения по России с картинами Юкио Конде совершает за свой счет в режиме жесткой экономии. Например, во время пребывания во Владивостоке он жил в общежитии МГУ им.адм. Г.И.Невельского у своего соотечественника, преподавателя японского языка. К сожалению, вояж по нашей стране нанес художнику прямой ущерб – за время передвижения либо от влажного воздуха, либо в силу некачественной упаковки

примерно 40 процентов картин отсырели и пришли в нетоварный вид. Но  во Владивостоке местные умельцы кое-что смогли отреставрировать. Что характерно, Юкио от случившегося не впал в депрессию, беду свою не афишировал, стоимость ущерба не оглашал, оставаясь, как и прежде, спокойным, улыбчивым, доброжелательным. «Не терял», как говорят в таких случаях японцы, «своего лица». Мелочь, а достойна уважения и подражания…

Свою первую выставку в Россию, в Москву, Юкио Кондо привез пять лет назад. Нынче в ходе своего тура он побывал в нашем городе. И тому есть причина – детская мечта. Давно, много лет назад, когда Юкио еще учился в школе в Ниигате, случилось землетрясение и школа была разрушена. После восстановления здания в нем провели выставку живописи русского моряка, капитана Павла Куянцева. Картины произвели на юношу  такое впечатление, что он впервые задумался: «А не стать ли и мне художником?» Прошли годы, Юкио Кондо стал признанным художником,  мэтром Нихонга и осуществил свою мечту – привез выставку своих картин во Владивосток, в город, где жил его кумир, моряк-художник Павел Куянцев. С самим художником встреча, увы, не состоялась – 22.02.1997г. капитан Куянцев ушел из жизни.

В этом году Ю.Кондо познакомился со скульптором из Кавалерова О.Батухтиым, с ним немного поколесил по Приморью, приобрел новых друзей и почитателей, а главное – много впечатлений об уссурийской тайге, ее животном мире. Во Владивостоке он встретился с профессором из МГУ им.адм. Г.И.Невельского В.Болотовым, который год назад гостил Ю.Кондо в Японии и с которым они набросали пока вчерне ряд взаимно интересных проектов.  Один из них – объединение уникальной японской технологии рисования в стиле Нихонга для слепых и российских наработок в области фрактальной геометрии. Японский мастер в основу методики положил создание так называемого «фактурного листа». Этот прием заключается в изготовлении мятого бумажного листа с последующим оттиском его на чистом листе или холсте. Так можно создать эффект снежинок на листе, который в дальнейшем послужит, например, фоном для коллажа. Этим методом пользуется путешественник Ф.Конюхов для создания своих картин. Слепым людям предлагается гибкая, динамически выпукло-вогнутая клавиатура и экран, с помощью которых они смогут общаться с компьютером. А с помощью 3D – принтеров они же смогут распечатать свои работы.

…Завершая встречу с сотрудниками МГУ им.адм. Г.И.Невельского, Юкио Кондо сказал: «Я хочу посредством живописи Нихонга стереть границы между странами, между народами…Я хочу показать, что язык искусства един и всем понятен, хочу внести свой посильный вклад в развитие взаимопонимания между нашими странами, сохранить Землю… для наших потомков». В подтверждение своих слов японский художник подарил Морскому университету картину «Волна» как символ дружеских отношений, зародившихся сегодня в этих стенах, на этой встрече, между представителями двух морских держав. Ректор МГУ С.Огай в свою очередь поблагодарил Ю.Кондо за подарок и отметил значимость его творчества, благодаря которому мы познакомились с древним искусством японской живописи в стиле Нихонга, с еще одной страницей культуры соседней страны.

Саенара, Кондо-сан! Удачи Вам в творчестве! И до новых встреч на приморской земле!

Материал подготовил О.Матвеев